Anna (444anna) wrote in perechitateli,
Anna
444anna
perechitateli

Categories:

Набоков

Заканчиваю перечитывать «Дар» Набокова.
Раз в десятый, наверное. Странно, почему все настоящие, сильные, целостные люди на дух не выносят Набокова? « Что? Набоков? Автор «Лолиты»?! Этот педофил?!» - вот и мой студент и слышать дальше о «Подвиге» ничего не захотел. Блаженный Августин, перед тем как стать блаженным, на полном серьезе хотел жениться на двенадцатилетней девочке и никто не считал его педофилом, на это мой славный студент ничего ответить не смог.
Зато тех, кто Набокова хорошо знает и читает – на дух не переношу я. У них после Набокова идет Пелевин, Сорокин, мат, перверс – ужас и мрак, одним словом.
И получается, я как-то повисла – поговорить мне о Набокове не с кем.
Хотя, один раз услышала у мамы по Радонежу слова священника «есть острова, которым могут пристать не все, и Набоков один из самых неприступных». Особенно отрадно, что это слова священника, а не слова любителя Лимонова и Ерофеева.
Набоков доамериканский и Набоков американский – две большие разницы.
Я ничего не поняла в «Бледном пламени», «Аду» читала с недоумением и напряжением, но в «Просвечивающих предметах» была та музыка, которая отличала его берлинский период. Зато в стихах словно он никуда не уезжал, словно поэзия Набокова – это какая-то иная, райская реальность, которой он и был от начала и до конца верен.
Избирательность – это смелость допустить, что человек может быть разным, и низким, и трусливым, не утрачивая в то же время способности писать так, как требует его истинный дар. Избирательность – желание вглядеться, вслушаться и услышать даже в «Пнине» тоску по России и услышать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 190 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →